logo 2015

 

komanda

НОВОСТИ:

Юридическая группа «Morev&Partners» информирует Вас о некоторых наиболее важных произошедших и готовящихся изменениях в Российском Законодательстве во втором квартале 2017г. (Часть 2)

Арбитражное процессуальное право:

 25.05.2017г. в Определении Верховного Суда Российской Федерации N 305-ЭС16-20255 была выражена правовая позиция Суда в отношение свободы сторон устанавливать договорную подсудность дела тем или иным арбитражным судам.

Арбитражный суд города Москвы Определением от  27.10.2016, и Девятый арбитражный апелляционный суд Постановлением от 15.11.2016 приняли решение передать дело по подсудности в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Такое решение мотивировалось тем что, по мнению данных судов, стороны соглашением могут изменить территориальную подсудность только посредством выбора иной родовой привязки спора к определенной территории, но никак не посредством выбора конкретного суда. Таким образом, исходя из приведённого толкования закона, содержание ст. 37 АПК РФ определяется содержанием ст. 35 и ст. 36 АПК РФ.

Экономическая коллегия ВС. РФ не согласилась с выводами нижестоящих судов и указала в Определении от 25.05.2017г. на то, что в действительности существуют лишь два существенных ограничения на установление договорной подсудности: невозможность изменить родовую подсудность и невозможность изменить исключительную подсудность. Исходя из этого, можно сделать вывод, что установление договорной подсудности дел арбитражным судам  не ограничивается предписаниями ст. 36 и ст. 37 АПК РФ. При этом направление дела на рассмотрение в суд, не уполномоченный рассматривать его приводит к нарушению конституционного права каждого на рассмотрение дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом (в данном случае договором на основании и в соответствии с требованиями закона).

Принимая во внимание сказанное выше, следует отметить, что благодаря появлению рассматриваемой правовой позиции Верховного Суда, свободу сторон по определению подсудности дела арбитражным судам отныне следует понимать значительно шире, чем было принято ранее.

Административное право:

30.05.2017г. Минфин РФ  в письме N 03-01-15/33121 разъяснил один из значимых вопросов, касающихся административной ответственности в отношении пользователей, применяющих контрольно-кассовую технику.

В июле прошлого года коренной переработке подвергся Федеральный Закон «О применении контрольно-кассовой техники (ККТ) при осуществлении наличных денежных расчетов и (или) расчетов с использованием электронных средств платежа». При этом новый порядок применения, перерегистрации и снятия с учета контрольно-кассовой техники подлежит обязательному и безальтернативному применению только с 01.07.2017г. В связи с этим в настоящее время особенно актуальны вопросы, связанные с использованием ККТ и ответственностью в случае неиспользования ККТ.

В соответствие с п. 1 ст. 1.2 за некоторым исключением ККТ применяется на территории Российской Федерации в обязательном порядке всеми организациями и индивидуальными предпринимателями при осуществлении ими расчетов. Неисполнение данного требования является административным правонарушением и за него следует административная ответственность в порядке ст. 14.5 КоАП РФ.  При этом, как указывает Минфин, несоблюдение предписанных требований может оцениваться как правонарушение и влечь за собой ответственность только в том случае, если установлена виновность лица совершившего деяния.

Таким образом, опираясь на положения ч. 1, 4 ст. 1.5 и ч. 1 ст. 2.1 КоАП РФ, Минфин России приходит к выводу, что установление факта неприменения ККТ организациями и индивидуальными предпринимателями при осуществлении расчетов в соответствии с Федеральным законом N 290-ФЗ, не должно влечь ответственности при наличии обстоятельств, свидетельствующих о том, что лицо, совершившее правонарушение, приняло все меры по соблюдению требований законодательства РФ о применении ККТ.

Гражданское право:

06.06.2017г. в Государственную Думу Российской Федерации внесли на рассмотрение проект Федерального Закона «О  внесении изменения в статью 8.1 части первой Гражданского Кодекса Российской Федерации».

Действующая редакция ГК РФ предусматривает обязательное нотариальное удостоверение сделок, влекущих возникновение, изменение или прекращение прав на имущество только в том случае, если необходимость такого удостоверения предусмотрена соглашением сторон или же законом. При этом в законодательстве содержится не так много прямых указаний на нотариальное удостоверение как необходимое условие совершения отдельных сделок. Так наиболее яркими примерами указанных сделок являются договор ренты (ст. 584 ГК РФ), сделки по отчуждению долей в праве общей собственности на недвижимое имущество, сделки, связанные с распоряжением недвижимым имуществом на условиях опеки, а также сделки по отчуждению недвижимого имущества, принадлежащего несовершеннолетнему гражданину или гражданину, признанному ограниченно дееспособным (ст. 42 и ст. 54 ФЗ О государственной Регистрации Недвижимости от 13.07.2015) договор залога доли или части доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью (ст. 22 ФЗ Об Обществах с ограниченной ответственностью от 08.02.1998)

Таким образом, в настоящее время по общему правилу нотариального удостоверения сделок, влекущих возникновение, изменение или прекращение прав на имущество не требуется. Решение о необходимости удостоверения сделки в основном устанавливается не императивно, а диспозитивно.

Проект предусматривает коренную переработку статьи 8.1 части первой ГК РФ. Если проект примут, то любая сделка влекущая возникновение, изменение или прекращение прав на имущество должна будет удостоверяться нотариусом за исключением отдельных случаев, предусмотренных законом. Произойдёт переход к началам императивности применительно к указанному вопросу.

Изменения коснутся широкого круга лиц, поскольку и купля-продажа или долгосрочная аренда недвижимости, и установление ипотеки или сервитута потребуют обязательного нотариального удостоверения. В противном случае сделка будет признана ничтожной в соответствии со ст. 163 ГК РФ.

Право и общество:

08.06.2017г. в Государственную Думу Российской Федерации внесли проект федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации».

Как следует из пояснительной записки к проекту, необходимость внесения изменений в действующее законодательство обусловлена недостаточной эффективностью существующих блокировок сайтов, незаконно распространяющих информацию или же распространяющих информацию, запрещённую в РФ. По мнению авторов проекта, проблема заключается в том, что сохраняется возможность использовать технологии, позволяющие получить доступ к заблокированным ресурсам, и, кроме того, поисковые системы продолжают выдавать ссылки на заблокированные сайты. В связи с этим проектом предусматривается устранение именно этих проблем.

В связи с этим проектом предполагается  установление следующего порядка борьбы с обходом ограничений:

  1. 1.Владельцам сетей, компьютерных программ, информационных ресурсов законодательно запрещается обеспечивать использование на территории РФ сетей, компьютерных программ, информационных ресурсов, для получения доступа к ресурсам, доступ к которым ограничен законодательством.

 

  1. 2.Перечень «запрещённых» ресурсов, с целью ознакомления с ним становится доступным для: 1) владельцев сетей, компьютерных программ, информационных ресурсов (далее средств), которые могут использоваться для обхода ограничения доступа, 2) владельцев ресурсов, которые обеспечивают доступ к обозначенным выше средствам, 3) операторов поисковых систем.

 

  1. 3.Ответственный исполнительный орган формирует перечень запрещённых сайтов; осуществляет мониторинг с целью выявления средств, которые могут использоваться для обхода ограничения доступа; определяет лиц, обеспечивающих размещение таких средств, и направляет им запрос на предоставление данных о владельцах этих средств. Наконец, орган направляет непосредственным владельцам требование прекратить обеспечение использования средств обхода ограничения доступа.

 

  1. 4.После этого указанные владельцы в тридцатидневный срок могут сами предпринять меры для ограничения доступа пользователей сети к средствам обхода ограничений или к самим «запрещённым» сайтам. В противном случае ограничивается доступ уже  к самим сайтам, позволяющим обходить ограничения. Ограничение доступа снимается только после исполнения указанных требований.

 

  1. 5.Операторы поисковых систем после ознакомления с перечнем ресурсов, доступ к которым ограничен, обязуются прекратить выдачу по запросам пользователей поисковой системы ссылок на информационные ресурсы, включенные в указанный перечень.

 

Принимая во внимание все перечисленные выше положения, следует отметить, что проект по большей части ориентирован не на рядовых граждан–пользователей сети, а на довольно небольшую группу лиц–собственников средств, позволяющих обойти ограничения доступа к ряду сайтов, а также на операторов и собственников поисковых систем. Санкции, которые предполагается налагать на нарушителей настоящего закона, направлены не столько на наказание виновных, сколько на прекращение их вредоносной деятельности. В связи с этим до настоящего момента не вполне ясно, насколько эффективными окажутся внесённые поправки в случае принятия законопроекта.